Поиск по этому блогу

ДВУЯЗЫЧИЕ В РАКУРСЕ СОВРЕМЕННОГО НАЦИОНАЛЬНОГО МНЕНИЯ (памяти адыгского филолога Д.К.Жанэ)

В текущем (2016) году адыгская филология (точнее, ее языковедческая ветвь) понесла невосполнимую утрату: скончался активный сотрудник кафедры иностранных языков ФГБОУ ВО «Майкопский государственный технологический университет» Давлет Керемизович Жанэ. Необратимо ушедший языковед часто и интенсивно обращался в своей исследовательской деятельности к вопросам двуязычия. Это позволяет нам вспомнить о почитаемом коллеге, имевшем в отечественной науке существенный авторитет (приобретенный многолетним опытом). У нас есть возможность  просмотреть ведомые им аналитические тенденции данной тематической ветви, – на фоне как более узкого (республиканского), так и более широкого (международного) тематического отростков. 

ОСТАЛСЯ С НАМИ СВОЕЙ СТРОКОЙ (к юбилею П.Кошубаева)

Пшимаф Карбечевич Кошубаев родился 1 февраля 1936 года в ауле Адамий Красногвардейского района Республики Адыгея. Относительно своей врожденной страсти к писательской деятельности П.Кошубаев пишет: «Мне кажется, что и у этого пристрастия есть свои корни. Как я уже говорил, и мать, и сестра матери, и сестра отца были хорошими рассказчиками – новости, события, сказки рассказывали они с увлечением, с воодушевлением» [1: 5]. Первое произведение писателя датируется 1956 г. 

ОСМЫСЛЕНИЕ СОВРЕМЕННЫМ ПИСАТЕЛЕМ РЕСПУБЛИКАНСКОГО СОЦИУМА (на примере прозы А.Пренко)

Продолжая заявленную в подзаголовке («Адыгская притча. Пересказ») дружелюбную адыгскую тематику первый рассказ Анатолия Пренко («Охотник и змей») строго соблюдается автором. Речь идет о вышедшем накануне (2014, Майкоп) прозаическом сборнике Анатолия Пренко «Солнце смеется..». Центральный персонаж – адыгский охотник Аслан – располагает фамилией Щериок, переводимой автором с адыгского языка как «сын меткого охотника», и тогда читатель любой национальности распознает вид деятельности персонажа. Уже в зачине – узнаваемые моменты. Входящие в распоряжение героя Аслана Щериока мысли уверенно перекликаются с мыслями читателя. Так, в первом абзаце налицо внутрисемейная риторика, знакомая любому советскому и постсоветскому члену общества: идущий по лесу охотник вспоминает, как его отговаривали от выхода в горы жена и дети, что не мешает ему убедить себя в удаче состоявшегося выхода. В таких размышлениях проскальзывают семейные представители, сопровождаемые занимаемыми ими пространствами. Это помогает читателю распознать в таковых собственных близких и свое отношение к ним, содержащееся в узнаваемых мыслях-фразах.